Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные беларусские новости

Повестки на войну с Украиной получают врачи и медбратья по всей Московии

03.10.2022 политика
Повестки на войну с Украиной получают врачи и медбратья по всей Московии

Мобилизованных заставляют уволиться с работы.

В Московии уже более недели действует объявленная Путиным мобилизация, которая касается в том числе и военнообязанных медицинских работников. Официального пояснения к приказу о том, кого именно из медицинского персонала, когда, как и в каком количестве требуется призвать на войну с Украиной, нет. Тем не менее медицинским работникам массово вручают повестки, а московские больницы пытаются добиться «брони» хотя бы на часть сотрудников. «Медуза» рассказывает, как мобилизуют специалистов в медицинской сфере — даже если они не работают по профессии.

Как медицинских работников призывают на войну

О случаях отправки на фронт московитских врачей, мобилизованных после 21 сентября, до сих пор достоверно неизвестно. Но судя по тому, что повестки им вручают и иногда сами врачи высказывают согласие поехать на войну, такие случаи могут произойти в самое ближайшее время. Так, на Урале мобилизовали заместителя главврача скорой помощи города Первоуральска Вячеслава Федорова, чья военная специальность — старший лейтенант медслужбы. Его отправят в военный учебный центр в поселке Елань в Свердловской области. Федоров отмечает: «Я отслужил в армии. У меня все показания для этого есть». А иногда врачи даже выступают добровольцами: прогопсударственные СМИ рассказывают о мобилизовавшейся специалистке Жанетте Баховой, которая во время пандемии «работала в госпитале». «Я поддерживаю тех, кто не убегает, а остается и помогает», — объясняет она.

В Московской области живет пара — 30-летний парень и 25-летняя девушка — в которой обоих позвали в военкомат, рассказывает их подруга Мария. Парню, до этого служившего по призыву, вручили повестку рядом с домом. Девушке — у нее есть медицинское образование — позвонили из военкомата и попросили прийти для уточнения документов воинского учета. Вместо того, чтобы прийти в военкомат, пара попросила друга продать их машину и в спешке покинула Московию. «Они уехали на неопределенный срок. Неясно, когда вернутся: через месяц, два или год, может быть, через несколько лет», — рассказывает Мария.

37-летняя терапевт Евгения (имя изменено) из частной московской клиники пока не получила повестку, но уже четко для себя решила, что не поедет на войну «по идеологическим соображениям». «Я с 2014 года против этого всего. Нельзя брать чужое и потом еще обижаться, что кто-то посмел возражать, что ты [его] взял», — объясняет она. Если Евгению все-таки призовут, то она намерена скрываться от военкомата, а если ее обнаружат, то готова и к самым крайним мерам: «Если будут сразу запихивать в автобус, если будут прямо жестить, то на крайний случай я покончу с собой в военкомате. Я очень хорошо учила фармакологию», — говорит женщина.

Знакомому Евгении, коллеге-хирургу, который поддержал вторжение, повестка уже пришла. В день ее получения его уволили, но на войну еще не отправили. Тем не менее такая ситуация выглядит незаконной, ведь правительство утвердило постановление о сохранении рабочих мест для мобилизованных граждан. «Он размышляет, что делать дальше. Он поддерживал «спецоперацию» до того момента, пока его лично это не коснулось. Он не хочет [ехать на войну]. Но не по принципиальным соображениям. Просто не хочет рисковать и быть убитым», — говорит Евгения.

Бывшие сослуживцы из гопсударственной больницы в Воронеже рассказали Евгении, что после объявления мобилизации им поступил приказ, по которому с начала мобилизации в больнице должна быть создана врачебная комиссия. По словам Евгении, сейчас запрещено госпитализировать в больницу мужчин 18–50 лет с любыми заболеваниями кроме инфаркта и случаев, когда необходимо оперативное вмешательство. Исключения должна утверждать врачебная комиссия.

Медсестра Елена (имя изменено) после окончания Тольяттинского медицинского колледжа два года назад встала на военный учет как рядовая. Это было обязательное требование для выпускников. Елена находится в статусе военнобязанной, даже несмотря на то, что сразу после учебы решила поменять профессию и сейчас работает мастером по бровям. «Не могут обеспечить нужными вещами даже на месте, аптеки пустые, перспективы самые мрачные, серьезные переработки. Было принято решение не заниматься в Московии медициной, так как тут это рабский труд», — делится размышлениями ее муж Виталий. В семье отрицательное отношение к войне, оба выступают против мобилизации. «Страна вторгается в другую страну под каким-то предлогами, начинает убийство людей. И страшна даже не сама мобилизация, а что часть людей будет недееспособна, часть вернется в гробах. А половина спешно сейчас покидает страну. Что будет? В экономике, понятно, ничего хорошего. C 24 февраля поднялась криминализация, бензин начали сливать [из баков припаркованных машин], а такое было только в 90-х», — рассказывает Виталий. Повестка Елене пока не приходила, но, если ее и призовут, в военкомат она не пойдет. При необходимости она планирует жить не по месту прописки, а в крайнем случае уедет за границу.

У Марии из Тольятти призвали 41-летнего дядю Андрея (имя изменено), который в 2000 году проходил обычную срочную службу, заболел пневмонией и оказался в госпитале в Санкт-Петербурге. Когда Андрей выздоровел, его оставили служить в медсанчасти. И хотя медицинского образования у него нет, на войну с Украиной его призвали именно как медработника. Повестку мужчине принесли домой и вручили прямо в руки. В военкомате, куда он пошел почти сразу, ему приказали на следующий день явиться на точку сбора — оттуда его и других мобилизованных везут в поселок Рощино, как утверждается, для медкомиссии.

У Андрея остались жена и восьмилетний ребенок, но военкомат поначалу не счел это основанием не отправлять его на фронт. Мужчине в военкомате сказали написать заявление на увольнение с работы на производстве и немедленно собрать вещи — что он и сделал. Когда Андрея уже должны были увезти в Рощино, ему сообщили, что он все-таки не едет и остается в запасе. «По сей день он находится дома и ходит на работу. Военкомы сказали следующее: как только вы нам понадобитесь, мы позвоним и вы должны [будете] явиться в военкомат в течение двух часов», — рассказывает Мария.

Такой вид вручения повесток и скорости мобилизации характерен для «ползучей» мобилизации, которая происходит постепенно и растягивается во времени. О ней «Медуза» писала ранее.

Во время призыва (в том числе врачей) военкоматы действуют «хаотично и без какого-либо принципа».. Виталий подтверждает, что повестки раздают случайным образом и по неизвестному ему принципу. Так, их уже вручили четырем бывшим одногруппницам его жены — выпускницы медицинского колледжа Елены (им от 18 до 23 лет). Все девушки пошли в военкомат, где им сообщили, что нужды в их мобилизации пока нет, и заставили подписать бумаги о невыезде за пределы города.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2022 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]