Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные беларусские новости

Спецназовцы в суде: Демонстранты не были вооружены (Фото)

10.03.2011 политика
Спецназовцы в суде: Демонстранты не были вооружены (Фото)

На процессе россиян Артема Бреуса и Ивана Гапонова и белоруса Дмитрия Медведя допросили бойцов спецназа, которых прокурор настаивает признать потерпевшими.

«Судом будет решаться вопрос о признании бойцов спецназа потерпевшими», - заявила судья. Адвокаты обвиняемых заявили, что бойцы не могут быть признаны потерпевшими, передает «Интерфакс-Запад».

Вначале в суде присутствовали только 5 бойцов спецназа, еще 10 не явились. Секретарь суда заявила, что их явка будет обеспечена.

В ходе допроса прокурором А.Бреус заявил, что он находился возле здания Дома правительства и сотрудники ОМОНа появились к тому времени, «когда стекла в Доме правительства не били».

На вопрос прокурора, видел ли он как били сотрудников милиции, обвиняемый заявил, что ударов по сотрудникам милиции не наносил. «Мне не было необходимости драться», - сказал А.Бреус, добавив, что «для меня поход на площадь был просто массовым мероприятием».

Обвиняемый также заявил, что «не предпринимал попыток прорвать оцепление и отношения к погромам и поджогам я не имею».

«Я получил удар по голове, находясь в первых рядах толпы, меня оттащили вглубь, я несколько минут провел на ступеньках Дома правительства», - сказал А.Бреус. «После этого я хотел покинуть площадь, но увидел, что площадь в кольце, я подошел к сотрудникам милиции, после чего получил еще удар по голове, затем и был задержан», - заявил он.

В ходе допроса в суде второй обвиняемый И.Гапонов заявил, что «не слышал призывов прорваться к Дому правительства».

На вопрос прокурора о том, как обвиняемый оказался в первых рядах, И.Гапонов ответил, что «все перемешалось». Он также заявил, что не избивал сотрудников милиции.

Защитники россиян заявили о наличии противоречий в показаниях сотрудников милиции, которые проходят по делу в качестве потерпевших.

Из показаний милиционера Дениса Булавацкого следует, что он лежал в больнице. Но, отвечая на вопросы адвокатов, сотрудник полка милиции специального назначения ГУВД Минска Денис Булавацкий заявил, что после событий 19 декабря в Минске «после столкновения с толпой мы сели в транспорт. Обратились к дежурному врачу, который сказал, что все нормально, горячего не пить, соленого не есть». «На больничном я не был», - добавил сотрудник спецназа.

Он также заявил, что «в нас бросали неоднократно чем-то, в том числе и снежками, когда мы стояли в оцеплении». Когда мы выстраивались в оцепление, толпа начала оказывать силовое сопротивление», - сказал Д.Булавацкий. «С меня сорвали шлем, нанесли руками не менее 3 ударов в лицо, разбили нос», - сказал он. При этом Д.Булавацкий сообщил, что бойцы спецназа были одеты «в бронежилеты, защитные шлемы, была защита на ноги и руки».

Еще один сотрудник спецназа заявил, что участники толпы «били руками по щитам».

Трое из пятнадцати сотрудников минской милиции не опознали в Артеме Бреусе и Иване Гапонове тех, кто наносил им телесные повреждения.

В частности, боец спецназа Александр Кудровец заявил, что когда он стоял в оцеплении возле Дома правительства, активные участники беспорядков наносили ему «удары по ногам, рукам, щиту, удары наносились руками и железными длинными предметами».

А.Бреуса и И.Гапонова А.Кудровец не опознал. На вопрос прокурора узнает ли он кого-нибудь, сотрудник милиции сказал: «Нет, не могу вспомнить».

Также еще два сотрудника полка милиции специального назначения ГУВД Минска Дмитрий Скороход и Денис Булавацкий заявили, что активные участники наносили им удары по ногам и рукам, по голове и лицу, в частности, но А.Бреуса и И.Гапонова не опознали.

Адвокаты обвиняемых заявили о необходимости допросить всех 15 потерпевших сотрудников минского спецназа.

Комментируя ход судебного процесса над россиянами А.Бреусом и И.Гапоновым, представитель наблюдательной миссии Комитета международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси Виктория Громова заявила, что «мы отслеживаем справедливость судебного разбирательства. Важно, что ни один из потерпевших сотрудников милиции, которые были опрошены сегодня в суде, не смог опознать в обвиняемых лиц, которые совершали в отношении их действия».

Она также подчеркнула, что «по сравнению с предыдущими судебными процессами по делу о массовых беспорядках на этом судебном процессе было больше возможности для работы журналистов - все, кто хотел, попали в зал».

Вместе с тем В.Громова подчеркнула, что «не исключено, что могут появиться новые потерпевшие, для нас важно отслеживать справедливость судебного разбирательства». Она добавила, что заключение миссии наблюдателей будет подготовлено после окончания судебного процесса.

После перерыва суд приступил к допросу еще 10 потерпевших сотрудников минского спецназа во главе с заместителем командира полка милиции специального назначения ГУВД Минска, которые вызваны в суд в качестве потерпевших.

А.Кашталанов заявил в ходе суда, что «толпа использовала в отношении сотрудников милиции огнетушители, бросали пластмассовыми бутылками и фрагментами удочек, кусками льда». Он также сказал, что ему «был нанесен удар по ноге, наверное, черенком удочки. Но я не видел, кто это сделал».

При этом заместитель командира ПМСН отметил, что было «около 2 тысяч активных участников массовых беспорядков». «Все были настроены агрессивно. Все из них, имея возможность, оказали бы активное сопротивление милиции», - сказал А.Кашталанов.

По его словам, на памятнике Ленину стояла инициативная группа, которая призывала занять Дом правительства, прорвать оцепление. При этом А.Кашталанов заявил, что у активных участников беспорядков, «огнестрельного оружия не видел». «Действия толпы были направлены на то, чтобы проникнуть в Дом правительства с применением подручных средств», - сказал он.

При этом заместитель командира ПМСН не опознал в А.Бреусе и И.Гапонове тех, кто оказывал сопротивление сотрудникам милиции.

В итоге никто из 15 опрошенных в суде сотрудников полка милиции специального назначения ГУВД Минска не опознали в качестве участников массовых беспорядков россиян Артема Бреуса и Ивана Гапонова.

Кроме того, трое из 15 милиционеров заявили в ходе опроса, что не считают себя пострадавшими от действий А.Бреуса и И.Гапонова.

Ранее сотрудники милиции заявили, что активные участники беспорядков наносили им удары ногами и руками по щитам, по рукам и ногам, но А.Бреуса и И.Гапонова они не опознали.

Один из сотрудников милиции заявил, что не может опознать, «потому что многие были в шарфах и шапках». Еще один из опрашиваемых в суде пострадавших сотрудников ПМСН при допросе адвокатами заявил, указывая на А.Бреуса и И.Гапонова, что видит их «в первый раз».

Как сообщалось, 1 марта государственный обвинитель заявил ходатайство о том, чтобы «присоединить к делу документы о признании потерпевшими 15-ти сотрудников полка милиции специального назначения ГУВД Мингорисполкома, которые получили травмы различной степени тяжести во время массовых беспорядков».

Суд над Дмитрием Медведем

Суд над предпринимателем Дмитрием Медведем начался с допроса обвиняемого, передает «Радыё Свабода».

Обвинитель: Когда оказались на площади Независимости?

Медведь: В 22 часа я договорился встретиться со знакомым на вокзале по вопросам бизнеса, чтобы передать ему технические документа. Мы встретились. Я заранее договаривался с друзьями встретиться на остановке на пл. Независимости. После встречи со знакомым я опаздывал. Поставил машину и увидел, что на площади много людей собралось, я начал искать друзей и подошел к памятнику Ленину. Там было море людей.

Увидел, что в Доме правительства были разбиты оконные стекла. Началась потасовка. Я увидел, что один человек упал. Я поднял его. Он сказал, что с ним все хорошо. Потом меня подхватил народ и меня вынесло к милицейским щитам. Спецназ начал молотить. Я, как мог, закрывал лицо руками, защищался.

Обвинитель: Или сами вы делали какие-то активные действия?

Медведь: Нет, я только закрывал лицо.

Адвокат: Видели ли вы какие либо погромы? Что-нибудь горело?

Медведь: Ничего такого не видел.

Адвокат: Известно ли что-то про оружие и металлические предметы?

Медведь: Ничего такого не видел.

Адвокат: Прорывались ли вы Дом правительства?

Медведь: Нет.

В суде допрашивают якобы пострадавших 19 декабря на площади Независимости сотрудников милиции. При этом они все сидят в зале и могут слышать показания друг друга. Сергей Масальский, милиционер спецназа, заявил, что не знает подсудимого.

Масальский рассказал, что он делал на площади 19 декабря. Говорит, что приехал на Площадь Независимости в последней машине. И стоял в строю.

Масальский утверждает, что молодые люди из передних рядов митингующих били их удочками и ногами в щиты.

Он говорит, что митингующие пытались вытащить сотрудников милиции из шеренги, наносили удары. «Я получил удар чем-то тяжелым, после чего сотрудники спецназа меня снова втянули в шеренгу».

Милиционер говорит, что не знает, использовались толпой какие-то предметы против милиции.

Обвинитель нашел противоречия в показаниях потерпевшего в суде по сравнению с его показаниями на предварительном следствии. Судья их быстро и неразборчиво зачитывает.

Еще один «пострадавший» - Дмитрий Левицкий, милиционер-водитель. Он показал, что силовых действий в отношении его и коллег в цепи не было. Люди кричали только «Полицаи! Фашисты!»

«Когда мы сделали коридор и сажали людей в спецтранспорт, в этот момент кто-то упал и ударил меня под щит», - сказал он.

«Потом мы зачистили площадь, перешли дорогу, там стояли люди и кричали на нас «Фашисты!». Мы же дождались свой спецтранспорт, сели в машину и поехали», - сказал милиционер.

Обвинитель нашел противоречия в показаниях Левицкого в суде с его предыдущими показаниями на следствии.

В прежних показаниях Левицкого сказано про силовые действия против милиции, удары толпы ножами и ногами.

«Пострадавший» говорит, что не видит здесь противоречий со своими показаниями в суде. Хотя в суде он говорит, что насильственных действий толпы не было.

Андрей Половинкин, служащий полка милиции специального назначения, говорит, что работал 19-го в гражданской одежде в толпе: «Было большое скопление людей. Мы были в толпе. Люди собирались в кучи кричали. Лозунги, транспаранты там были. Фразы у них были непонятные ... Мне был нанесен удар, когда я был в толпе, удар сзади по голове. Кто это сделал, я не знаю. Я отвернулся и увидел человека, который убегал».

Половинкин ничего не смог сказать суду о действиях митингующих в отношении милицейского оцепления.

Обвинитель заметил противоречия в показаниях потерпевшего в суде и на предварительном следствии.

В суде Половинкин сказал, что находился на проспекте и не видел, как разбивали окна. В предыдущих показаниях в ходе следствия потерпевший говорил, что видел, как происходили стычки возле Дома правительства, видел прутья и другие средства. После новых вопросов адвоката и обвинителя, пострадавший запутался.

Андрей Сакач, спецназовец милиции, говорит, что 19-го нес службу возле Дома правительства. «В 22.30 мы стали перед крыльцом Дома правительства в цепь. Там был несанкционированный митинг. Били стекла в Доме правительства. Через некоторое время люди хлынули на нас с ударами по щитам, вели активные действия. Мы видели толпу, многие люди агрессивно настроенных. Они кричали. Получилось, что мы отсеки людей от Дома правительства, толпа находился перед нами».

Что кричали люди спецназовец, вспомнить не смог. Сакач говорит, что он опустил забрало, которое запотело и почувствовал, что его потащили за щит и начали бить. Чем били и сколько ударов было, вспомнить не может.

Отвечая на вопрос, было ли оружие у демонстрантов, спецназовец ответил: «Нет, этого я не видел. Сотрудники наши говорили о железные прутья, инструменты для очистки льда, но я этого не видел».

Милиционер Игорь Божок описал события 19 декабря: «На площади я увидел много народа, люди кричали «Уходи!» Они кричали, угрожали, наносили удары, расшатывали щиты.

Никаких предметов в руках людей я не видел. Совсем не видел. Меня ударили чем-то, но быстро и со спины. У меня после событий возле Дома правительства болели спина и голова, нас повезли в госпиталь», - рассказал он.

Представитель обвинения снова нашел противоречия в показаниях потерпевшего в суде с тем, что он говорил во время предварительного следствия. Судья скороговоркой зачитал прежние показания.

Из них следует, что митингующие якобы ругались, бросались бутылками и дрались палками.

Пострадавший Божок признал прежние показания. Но на вопрос адвоката снова сказал, что палок у людей не было. Пострадавший запутался, сказал, что невозможно было все запомнить.

Следующий свидетель - Александр Гриценко, также милиционер спецназа. Говорит, что видел обвиняемого 19-го декабря.

Гриценко сообщил, что в 22.00 участвовал в оцеплении Дома правительства: «Там было много людей, некоторые пытались прорваться через оцепление. Потом поступила команда переместиться к Педуниверситету, рассекли толпу. Мы их окружили, подогнали служебный транспорт и предложили пройти, погрузили их и отвезли. Обвиняемый был среди тех, кого мы задержали».

Свидетель слышал, как обвиняемый Медведь выкрикивал лозунг «Жыве Беларусь!» Других активных действий Медведя он не видел.

Описание одежды Медведя у Гриценко отличается от того, что говорил предыдущий свидетель. Тот говорил о черной дубленка, этот - о коричневой.

Несмотря на отсутствие доказательств вины подсудимого, прокурор на судебном процессе попросил суд назначить Дмитрию Медведю 4 года строгого режима.

Прокурор заявил, что, несмотря на непризнание Д.Медведем своей вины, но с учетом исследованных доказательств, вина обвиняемого доказана в полном объеме. В частности, гособвинитель вменяет Д.Медведю в вину участие в массовых беспорядках. Прокурор заявил, что обвиняемый имел возможность покинуть площадь, но не воспользовался ею.

В свою очередь, адвокат Д.Медведя заявил, что обвинение не предоставило убедительных доказательств вины обвиняемого.

Фото Юлии Дорошкевич

Фото «Радыё Свабода»

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2022 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]