Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные беларусские новости

В Китае начинаются серьезные проблемы в экономике

В Китае начинаются серьезные проблемы в экономике

К чему это может привести?

Китайская экономика потеряла свой динамизм, в инновациях китайцы не сильны (ни создать современную вакцину, ни компьютерные чипы), население страны стремительно стареет. Страна столкнулась со многими структурными проблемами, но ничего хорошего для других (в том числе для Запада) в этом нет, считает Хэл Брэндс, заслуженный профессор международных отношений Школы передовых международных исследований Университета Джона Хопкинса. Парадокс, но не сильный, а именно экономически слабый Китай становится угрозой для всего мира. Профессор объясняет, что по инерции военная мощь Китая будет расти еще долго (рост военной мощности всегда идет с задержкой за ростом экономики), поэтому экономические проблемы будут заставлять китайцев идти на военные авантюры. Пересказываем максимально простыми словами содержание статьи Брендса «Опасность упадка Китая».

Когда мы слышим слово «упадок», мы представляем страну, которая стремительно деградирует и самоуничтожается, во всех направлениях. Но «упадок» — это намного более сложная концепция. Во-первых, она не абсолютна, а относительна: в абсолютных показателях страна может продолжать рост, но в относительных показателях она может прийти в упадок, если противник растет намного быстрее. Во-вторых, страна может продолжать развиваться в одних областях (например, в военной сфере), но деградировать в других (например, в экономике). И упадок не всегда приводит к тому, что страна полностью сворачивает свои цели. Иногда наоборот, упадок страны и осознание того, что время уходит, может провоцировать такую страну на более агрессивные, авантюрные действия. Потому что то, чего она раньше могла добиться мирными инструментами, теперь становится возможным добиться только силой.

Насчет Китая на Западе все время было много скептиков. С 1970-х годов, со времен самых первых рыночных реформ, западные эксперты постоянно прогнозировали, что Китай вот-вот споткнется или развалится. Но постоянно Китай ставил в тупик своих критиков.

На Западе пророчествовали быстрый крах Китаю сначала после смерти Мао, потом после событий на площади Тяньаньмэнь. Последняя волна скепсиса по поводу Китая была в начале 2000-х годов, когда многие говорили, что Китаю придется либо идти на политические реформы для продолжения экономического роста, либо его экономика будет деградировать.

И все эти десятилетия Китай опровергал и стыдил скептиков и показывал феноменальный экономический рост. С 1978 года китайская экономика выросла в 17 раз, и при этом никакой демократизации в стране и близко не было. В некотором смысле Китай все еще находится на подъеме: его военная мощь из года в год становится все большей.

Но военная мощь приходит обычно к стране по инерции, с опозданием во времени, спустя десятилетия после экономического роста. Для развития военной мощи любой стране требуется время, чтобы конвертировать деньги в военную мощь, и массовое наращивание военной силы часто продолжается даже после того, как экономика страны начинает деградировать. Нечто подобное сегодня происходит с Китаем. Страна входит в демографическую яму, переживает неприятные последствия ковида, глубокие структурные проблемы. Китай теряет экономический динамизм, а вот его военные возможности будут колоссальными. Слабая экономика и сильная армия — это может быть наихудшая возможная комбинация для всего мира.

Что не так с экономикой?

Китайское экономическое чудо появилось в результате комбинации качественного управления и демографического везения. Китай, казалось, сорвал демографический кусок в 1980-х и 1990-х годах. Сочетание войны и голода в 1930-х и 1940-х годов, послевоенный бэби-бум, а впоследствии введение политики «одного ребенка» в 1980 году сделали Китай страной с огромным населением трудоспособного возраста, но с малым количеством иждивенцев (пенсионеров и детей). Китай отлично воспользовался своим шансом для начала реформ и смог мастерски интегрироваться в глобальную экономику.

После смерти Мао коммунисты открыли Китай для торговли и инвестиций, пересмотрели налоховую систему, сократили раздутые гопсударственные предприятия и поощряли частный бизнес. Компартия ослабила свою хватку, расширяя пространство для неидеологической компетентности внутри режима.

Многие ожидали и верили, что процветание Китая неизбежно приведет к политической либерализации, что демократии обеспечивают более высокие темпы роста, чем автократии и что тирания несовместима с разумным управлением экономикой. Этого не случилось, и многие потом начали думать, что Китай, превысив по своим объемам американскую экономику, став более репрессивным во время правления Си, станет мировым гегемоном.

Но в последние годы появились мнения, что репрессивное правление Си Цзиньпина является признаком слабости, а не силы Китая. Китай находится в нескольких ловушках, из которых нет легкого выхода. Парадоксально, что большая часть мира считала дальнейший подъем Китая неизбежным как раз в тот момент, когда его перспективы начали тускнеть.

Китай и правда имеет много экономических преимуществ. Страна имеет огромный внутренний рынок и является ведущим торговым партнером примерно 130 стран по всему миру. Она делает бешеные инвестиции в искусственный интеллект, полупроводники и другие критически важные технологии.

Но если присмотреться ко всему этому внимательно, нет ни одной сферы, где китайцы показали бы феноменальный успех. Китайцы, несмотря на огромные гопсударственные субсидии, отстают на годы и десятилетия в самых передовых технологиях (таких как компьютерные чипы и искусственный интеллект).

Бездумное использование опустошило большую часть пахотных земель Китая; индустриализация и загрязнение окружающей среды привели к острой нехватке воды в стране и колоссальным экологическим проблемам.

Политика «одного ребенка» также привела к проблемам. Общая численность населения Китая достигнет пика к 2028 году, а затем начнет резко сокращаться, и может в итоге сократиться даже на половину к концу века. Население стремительно стареет, а численность рабочей силы сокращается бешеными темпами. Китай столкнется с одним из худших демографических кризисов за всю историю человечества.

Эпоха разумной экономической политики также закончилась. Для перехода к более инновационной, основанной на знаниях экономики Китаю нужна либерализация. Но ситуация со свободами не просто не улучшилась, она ухудшилась. Си Цзиньпин повернул страну назад, в тоталитаризм, репрессии и идеологическое доктринерство. Экономическая политика стала очень ретроградной.

Китай снова отдает предпочтение гопсударственным предприятиям, а не динамичному частному сектору. Китай вводит жесткие, политически мотивированные ограничения на различные сферы экономики. Нынешняя экономическая политика подавляет компетентность, креативность и инициативность.

Кроме того, деградирует и становится еще менее свободной даже та политическая система, которая в Китае существовала. Китай был авторитарным гопсударством, но там, в частности, существовали ограничения на сроки полномочий для руководителей страны. Но Си разрушил и эту систему. Он укрепил личную власть, но это также делает страну уязвимой от принятия импульсивных или неразумных решений.

Еще одна проблема, с которой сталкивается Китай — большое международное сопротивление. Торговые барьеры в отношении китайских компаний и товаров усиливаются с каждым годом. Вашингтон начал технологическую холодную войну против Пекина, десятки стран пересматривают свои экономические, финансовые и технологические связи с Пекином.

Тяжелое положение Китая осложняет и ковид. Пандемия обострила антикитайские настроения в мире, а «политика нулевого ковида» сделала китайское население уязвимым перед новыми штаммами из-за низкого уровня естественного иммунитета.

Создать качественную и эффективную вакцину и наладить ее массовый выпуск китайцы тоже не смогли. Ковид показал, насколько отсталый Китай в биотехнологическом секторе. Страна так и не смогла производить ничего подобного революционным вакцинам, которые создали демократические инновационные экономики в Соединенных Штатах и ЕС.

То, что темпы роста экономики замедляются, а военная мощь Китая растет — в этом нет ничего удивительного. Нечто подобное было и с Советским Союзом. Он достиг вершины своей военной мощи в 1980-х годах, когда его экономика едва дышала. В начале двадцатого века Британия имела глобальную империю в то время, когда она уже перестала быть экономическим гегемоном. Сегодня Китай находится в экономической стагнации, но его стремление к мировому господству увеличивается.

А вот военная мощь растет

Пекин создает новые международные организации и сотрудничает с другими. Его основные проекты направлены на распространение экономического и политического влияния во всей Европе и за ее пределами. Китай также позиционирует себя как идеологический образец для подражания другими странами.

Китайские военные расходы с 1990 по 2016 год выросли в 10 раз, и они только продолжают расти. С 2014 по 2018 год Пекин вывел в море столько кораблей, сколько было в военно-морских силах Великобритании, Германии, Индии, Испании и Тайваня вместе взятых. У Китая появляется больше возможностей для военного завоевания Тайваня и даже для борьбы с Соединенными Штатами в западной части Тихого океана. Трудно поверить, что такая страна действительно переживает экономическую деградацию.

Изменение стратегии

Раньше стратегия Китая была «затаиться и ждать». Китайцы были уверены, что время было на стороне Пекина, чье экономическое и политическое влияние продолжало расти. Поэтому им выгодно было постепенно наращивать мощь страны и откладывать конфронтацию с Соединенными Штатами. Сегодня стратегическое мышление Китая другое. Накопление экономической мощи Китая уже не приносит ему никаких выгод (ведь нет никакой уверенности в экономическом росте завтра), поэтому не существует никаких сдерживающих факторов для военной конфронтации уже сейчас. А военная мощь Китая колоссальна.

Мир столкнется в этом десятилетии с Китаем, способность которого бросить вызов мировому порядку растет, даже несмотря на то, что Китай будет беднеть. Китай вряд ли будет доброжелателен и мирен. Он будет более склонен рисковать и идти на авантюры.

Пессимизм Китая, его неуверенность в собственных экономических перспективах, вместе с его колоссальной военной мощью — смертельно опасная смесь.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2022 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]